Калькулятор
добавить объявление

Для пользователей


Уже работаете с нами?

войти   Регистрация Напомнить пароль

добавить объявление

Архитектор Михаил Кырчанов

Беседовал Даниил Марченко. Текст вышел в №5, март 2013 г.

В нашем обществе по-прежнему много говорят о строительстве и мало — об архитектуре. Материалы на эту тему возникают в сми лишь от случая к случаю, и даже Архстояние — явление в культурной жизни области весьма заметное — во многом ориентировано на московскую публику, да и воспринимается оно скорее как аттракцион, а не ярмарка идей. Конечно, есть медийная фигура Евгения Голышева, исправно снабжающая наш город новыми проектами, но ему ведь по статусу положено - как-никак архитектурный «генерал». Однако, за ним следует полнейший информационный вакуум. Журнал «Калугахаус» решил попытаться эту ситуацию исправить и начать знакомить своих читателей с действующими калужскими архитекторами. И открыват новую рубрику Михаил Кырчанов. Вернее, чета Кырчановых.

— В Калугу мы с женой и моим постоянным соавтором Еленой приехали в 1990-м году по распределению от МАрхИ. Сначала работал в Гражданпроекте, и где-то через два года меня пригласили перейти в горуправу — в то время у нас во власти было немало архитекторов, в том числе и городской голова Черников. В 1994 я покинул управу, а поскольку в это время строительство практически не велось и устроиться по специальности было большой проблемой, мне пришлось сменить сферу деятельности - так я стал соучеридителем одного из крупных агентств недвижимости. Оно, кстати, работает и по сей день. Сложилась такая ситуация, что я приносил в семью деньги, а Лена разрабатывала проекты, и к 1996-му году у нее накопилось определенное количество интересных идей, и мы вернулись в архитектуру.

По словам Михаила, во время его деятельности в Гражданпроекте заказов было достаточно, причем вчерашнему студенту доверяли весьма крупные работы, такие как проектирование детского сада, создание спорткомплекса в Кирове, реконструкция школы в Боровске. Однако, ни одна из них не была реализована. А вот первая воплощенная идея сейчас  вызывает у архитектора улыбку — кованое крыльцо и навес для одного из калужских банков творческой вехой назвать сложно, но тогда вид собственных чертежей и эскизов, превратившихся в настоящий объект, вызывал у него неподдельную гордость. Занимались супруги Кырчановы и созданием интерьеров, но по-настоящему вернуться в любимую профессию хотелось всегда. Переломным моментом стало строительство дома по адресу Королева, 4 — то самое здание с башенкой возле парка Циолковского, после чего началась действительно серьезная и активная работа.

— С конца девяностых строительство в Калуге постепенно начало поднимать голову, и в 2003-м году было образовано наше проектное бюро — ООО «Архиплан». Наиболее заметными объектами того времени стали две вставки по улице Гагарина друг напротив друга. В основном работали над многоэтажками для различных строительных компаний. Разрабатывать проекты для муниципалетета на сегодняшний день нам не очень интересно, поскольку законодательство о тендерах сформировано так, что побеждает проект с меньшей сметой, а собственно архитектурные решения отходят на второй план. К тому же задаются крайне сжатые сроки. Архитектура всегда следовала определенному социальному заказу: были сталинки, затем хрущевки, а сейчас, в силу затянувшегося периода первоначального накопления капитала, побеждает коммерция. На Западе этот этап уже прошли, и их архитекторы выполнили свою задачу качественно — нам остается по возможности грамотно использовать их опыт. В девяностые при всей их неоднозначности был какой-то своеобразный романтизм, людям хотелось чего-то необычного, но как правило на это не хватало средств, а сейчас все очень хорошо научились считать деньги, поэтому можно сказать, что возводятся и продаются не здания, а квадратные метры, а их внешний вид многих заказчиков не слишком интересует.

Сейчас у проектного бюро Михаила хватает заказов по всем направлениям. Параллельно с работой над девятиэтажкой на Правом берегу ведется проектирование ряда индивидуальных домов. Часть домов в элитном поселке в Крутицах тоже дело рук команды Михаила. Все земельные участки там раскуплены и где-то треть уже застраивается. Несколько выпадает из общего контекста проект освоения территории на Кубяке за ТЦ «Торговый квартал».

— Обычно мы беремся только за те объекты, где действительно нужна какая-то архитектурная мысль, а здесь, казалось бы, обычная типовая застройка. Однако, очень сложная конфигурация участка задала трудную, но интересную для меня градостроительную задачу-головоломку, что и предопределило наше участие в этом деле.

По-мнению Михаила, не слишком высокий вцелом уровень современной архитектуры нашего города можно объяснить несколькими факторами. Во-первых, это отсутствие серьезной проектной школы в Калуге. Выпускники МАрхи после отмены советской системы распределения к нам почти не едут, и роль кузницы кадров в этой ситуации берет на себя тульский университет с факультетом архитектуры. Еще один важный фактор — это консервативное строительное сообщество.

— Достаточно сказать, что на сегодняшний день в Калуге всего лишь одна организация серьезно занимается монолитным домостроением, хотя технология известна давно.  Мы с этим столкнулись, когда делали наш дом-вставку на Гагарина — «круглое» здание пришлось возводить из сборного железобетона. Внутри дом квадратный, а скругляется он за счет балконов и лоджий. В «монолите» все было бы намного проще и дешевле, а в нашем случае дом не принес заказчику прибыли из-за этих издержек и едва не вывел его в минус.

Ну а решающую роль Михаил отводит менталитету власти и бизнеса.

— Мы много ездим по миру, смотрим, как это делается там. Например, в Амстердаме была выполнена обширная программа по реконструкции исторического центра — так вот у них никому в голову не приходит на месте снесенных зданий строить что-то в том же стиле. Они возводят современные дома, при этом грамотно и аккуратно вписывая их в существующий контекст с помощью соблюдения пропорций, членения окон и других профессиональных приемов. У нас это практически невозможно в силу сложившегося отношения к историческому центру и не всегда понятного и последовательного пиетета перед ним. Хотя в случае Калуги это не так плохо, поскольку архитекторов, способных качественно решить такую задачу, очень немного. Хорошие примеры современной архитектуры есть и в России, причем можно даже не брать две наших столицы. Отличный пример — Нижний Новгород. Лично мне там нравится далеко не все, однако в городе есть места, где ты чувствуешь себя словно в какой-нибудь европейской столице. И это при том, что работают там местные архитекторы.

Правда, определенные сдвиги в этом направлении в Калуге все же происходят и ярким тому примером может служить не так давно проведенный конкурс проектов нового Дворца спорта на месте стадиона «Центральный».

— Столь представительного архитектурного конкурса, собравшего таких сильных участников, у нас еще не было, ну во всяком случае, со времен Никитина и Ясныгина — точно. Как член конкурсной комиссии могу сказать, что все работы достойные, однако первые два места (валенсийцы и москвичи) даже на общем серьезном фоне значительно выделяются. Лично я обеими руками за испанский проект — это архитектура мирового уровня. Но что будет дальше пока непонятно. Вероятно, устроят закрытый тендер среди победителей конкурса — так что вопросы архитектуры были своеобразным полуфиналом, а в «финале» опять столкнутся сметы. К сожалению, для победителей конкурса никаких привилегий законом не предусмотрено.

Михаил полагает, что этот конкурс может служить некоей иллюстрацией позитивных изменений в обществе. Люди постепенно начинают воспринимать современную архитектуру как явление, ведь архитектура социально очень значима, она воспитывает вкусы горожан, создает среду. И если в Калуге появится интересный современный архитектурный контекст, то заказчик вряд ли захочет вписывать в него очередного «уродца».